ОТДЫХ

ОТДЫХ

Восхождение на Килиманджаро

Восхождение на Килиманджаро

Я иду через горы пыли, что остались после древнего извержения Килиманджаро. Мои сапоги выглядят немного изношенными из-за избытка камней и песка на склонах вулкана. Я иду и представляю себе могучий взрыв, благодаря которому здесь появилась гора еще задолго до меня.

Я шел пять дней, чтобы добраться сюда – через несколько лиственных лесов, буквально прыгая по деревьям вместе с обезьянами; через поля с прекрасными цветами и маленькими синими птицами к более высоким горным склонам; затем через пустыри к этой каменной пустыне.

Прошлой ночью я спал в комнате с немцами, хотя на самом деле никто из нас не спал. В домике из белого камня мы лежали на двухъярусных кроватях, как школьники в интернатах, почти не двигались и не дышали, ждали наступления полуночи. Наши чувства не были однозначными: они чем-то напоминали детское ожидание рождественского утра вперемешку со страхом заключенного, которого повесят на рассвете.

Еще до полуночи дверь со скрипом отворилась, и безликий человек в темноте пробормотал: «Пора». Мы быстренько оделись, как пожарники по тревоге. На мне было две пары кальсон, три пары шерстяных носков, три рубашки и два свитера; я туго затянул шнурки, на лицо надел маску, а на голову – теплую шерстяную шапку. Я выпил чашку вкуснейшего какао, пока сидел и ждал своего гида.

В другой комнате кашлял старый француз. Я слышал, как его легкие постепенно наполняются жидкостью. Он не вставал с кровати, его лицо было красно-коричневого цвета. Он сказал мне, что не будет восходить на Килиманджаро, и на рассвете начнет спускаться вниз: «Все нормально. Я попытался, да и за свою жизнь я уже видел несколько по-настоящему удивительных вещей. Продолжить восхождение было бы огромной глупостью».

стропы Текстильные купить в Москве - цены на стропы | проволока ГОСТ 9389-75 пружинная Мебельная в Волгограде

Я вспоминал этого француза, когда большущими глотками вдыхал царствующий на Килиманджаро мертвый воздух, от которого моя грудь казалась все тяжелее и тяжелее. Мой гид опоздал, поэтому мы довольно-таки долго, подобно светлячкам, преследовали других туристов с фонариками, что шли в один ряд высоко над нами.

Мой гид все время повторял: «Здесь нет соревнований, нет победителей и нет проигравших. Вы либо сделали это, либо нет». Я многому научился у него! За четыре дня он рассказал мне много интересных и поучительных историй, но в последний день восхождения мой гид почему-то почти все время молчал.

Тишина. Только измеренные шаги, напоминающие барабанную дробь – тук-тук-тук-тук. Я следую за гидом, с помощью фонарика внимательно рассматриваю истоптанную землю, как инструкцию, в которой есть ответ на вопрос: «А куда дальше?».

Мы в пути около пятнадцати минут, а восхождение длится больше пяти часов. Я стараюсь об этом не думать и смотреть вверх на удивительные созвездия и туманные полосы Млечного Пути, что освещают полуночное небо.

Вдруг в темноте я заметил падающую звезду и тут же загадал желание: «Хочу достичь вершины!». Сначала я подумал, что мне повезло, но потом я видел десятки метеоров, что бесследно исчезли в атмосфере Земли. Тем не менее, я все время загадывал только одно желание: «Хочу достичь вершины!». Звезды буквально сыпались на меня!

Помимо яркого звездопада, внизу виднелись молнии – в парке Серенгети началась настоящая буря. В это время мы были уже довольно-таки высоко, и с темных, холодных, сухих склонов наслаждались звездопадом вверху и молниями внизу.

Гора становится все круче, я начинаю ощущать боль в икрах, бедра будто горят, но ничего не говорю и продолжаю следовать за своим гидом. Он твердо сконцентрировался на дороге вперед. Я стараюсь не отставать. Мы обогнали одну группу туристов, затем еще одну. И хотя на Килиманджаро нет никаких соревнований, мой гид установил такой темп, что мы оказались впереди всех примерно на час.

Я не просил его останавливаться, а всего лишь следовал за ним через горы пыли; решил, что не стоит сомневаться в человеке, который поднялся на Килиманджаро свыше двухсот раз. Мы шли в полной тишине около двух часов, а потом мой гид присел на камень и сказал: «Двухминутный перерыв. Как Вы себя чувствуете?».

Я ответил, что все в порядке. Нет головной боли, нет тошноты – нет признаков горной болезни. Кажется, что сердце бьется в задней части горла, но это нормально, ведь мы поднялись вверх еще на пятьсот метров. Я глотнул воды, снова сменил свою маску, и мы продолжили восхождение.

Мы достигли высоты Гилмана еще до четырех утра. Финишная прямая оказалась сущим адом – море природных зигзагов и что-то на подобии лестницы, где полным-полно камней и грязи. Здесь по-настоящему поднимался вверх только мой разум, а тело неохотно следовало за ним.

Шестьсот метров – мой новый рекорд. Я очень тяжело дышу, сердце бьется так, словно вот-вот выскочит из груди, но я сделал это! Высота Гилмана – самый трудный участок маршрута Марангу. Именно здесь туристы сдаются и возвращаются обратно, но не мы!

Мой гид в курсе этого, поэтому он не разрешил мне нормально отдохнуть; дал «пять», крепко обнял и пошел дальше, а я последовал за ним. До вершины осталось чуть больше трехсот метров.

Все еще темно, я не вижу на тропе других людей, кроме нас. Вдруг я что-то заметил очень далеко, настолько далеко, что это показалось мне невозможным. В тот момент я споткнулся, после чего моя голова пошла кругом. Ноги перестали меня слушаться, пришлось опираться на трость.

Я не отстаю от своего гида, но тот движется все быстрее и быстрее. Далеко впереди я заметил свет от фонариков. Кажется, несколько туристов уже достигли вершины.

На снегу полно следов предыдущих восходителей. Я хочу запомнить все: снег, лед, сотни сверкающих минералов этого вулканического плато, но мой разум этого не хочет. Я чувствую себя роботом, осторожно переступающим трещины в камнях и послушно следующим за своим гидом.

Я заметил, что тропа идет то вверх, то вниз. Теперь я чувствую себя так, будто болен гриппом – тело очень тяжелое и усталое, а походка – нерегулярная.

Вдруг мой гид тихо прошептал: «Здесь живут боги, если у Вас есть, что сказать им, то скажите это сейчас».

Я будто опьянел, задумался… это он лишь туристам говорит или действительно верит в то, что здесь живут боги? Как бы там ни было, я решил придерживаться собственной веры, и продолжил идти.

Источник - livetrips.ru